Нет никакого «на самом деле»


Продолжение новой рубрики «Рациональность для начинающих». Её автор — Пион Медведева, одна из лидеров движения Less Wrong в России, женская реинкарнация Элиезера Юдковского, только намного более человечная, живая и приятная в общении. Записывайтесь на новый интенсив по рациональному мышлению, который пройдёт в Москве 7-8 июля: kocherga-club.ru/workshop. По промокоду MUSTREADERS вам сделают скидку в 10 процентов. Я сам проходил этот воркшоп и вам очень советую. И подписывайтесь на канал Пион о рациональности: t-do.ru/ontologics.

Пион Медведева

Удивительно, но люди умеют различать факты реальности и свои оценки. Да, к этой человеческой способности куча вопросов, она постоянно даёт сбои, но in general скорее работает, чем нет. Всем понятно, что «ты хороший» — это оценка, а «ты несешь котенка в безопасное место» — факт. Эээ, да? Всем понятно?

Внутреннее и внешнее

Если вы будете много говорить «я люблю зеленый цвет», а другие много будут говорить «я люблю красный цвет», то вы будете тратить время на ссоры, и пока вы занимаетесь этим, менее разговорчивое племя догонит мамонта и сожрет его, а вы останетесь без еды и умрете! (окей, давайте я перестану объяснять все естественным отбором ПРЯМО СЕЙЧАС).

Допустим, вам нужно строить картину мира, чтобы на ее основании действовать. Для этого вам нужно отличать правду от лжи, но не только. Еще нужно отличать общую правду от мнений. Очевидный способ отделить «истинное», «достойное доверия» знание от остального, от «мнений» — это посмотреть, с чем все согласны, что проверено и к чему мы пришли каким-нибудь понятным путем. Так что первое, что оказалось за бортом — это личные предпочтения, которые ни на что не влияют. То, что разделяю только я лично (любимый цвет), теперь называется субъективной оценкой, а то, что разделают окружающие (снег белый) — объективной оценкой.

Что не так с этим способом?

Субъективное и интерсубъективное

Думаю, это было просто. Вы догадались, что на любое убеждение о мире найдется кто-то, кто не согласен, и даже по вполне уважительным причинам. Так что каждый раз, когда кто-нибудь пытался объявить что-то объективным знанием, на него тут же накидывались все остальные, шикали и больно пинали и кричали «нет-нет, а я думаю, что это не так». И тогда слово «объективный» уступило место слову «интерсубъективный», то есть такой, который разделяется между субъектами. Фишка в том, что теперь не очень важно, все ли субъекты разделяют некоторое убеждение — им можно пользоваться, если хотя бы несколько согласны. А объективности все равно не существует.

Истина

Следующая подстава пришла откуда не ждали: всякие лингвисты, философы и прочие языковеды откопали и пооткрывали кучи всяких парадоксов языка, вроде парадокса Лжеца. Поехало само понятие истины, и вся конструкция, которая строилась на том, что мы вообще можем некоторые убеждения считать истинными, а некоторые ложными, стала шататься. На помощь пришел Тарский с семантической теорией истины, но сильно это не помогло, потому что ограничило сферу действия понятия «истина». А в остальном мире пришлось признать, что мы можем делать более или менее точные прогнозы, сообщать остальным о своих предпочтениях и обмениваться способами делать прогнозы, то есть моделями.

Модели и прогнозы

Большая часть того, чем мы оперируем в повседневной речи — это небольшие модели кусочков реальности, которые мы друг другу легко и непринужденно передаем. «Поставь суп в холодильник, испортится» — отдаю модель про срок хранения супа при комнатной температуре и свой прогноз. «Этот фильм скучный, я не хочу идти» — отдаю прогноз, что фильм не вызовет целевой эмоциональной реакции и предпочтение не тратить время и силы. «Снег белый» — отдаю короткую форму прогноза, что всякий раз, когда я буду смотреть на снег, я буду вот такую длину волны ловить. «Я люблю зеленый цвет» — отдаю либо предпочтение, либо прогноз о своих будущих предпочтениях, то есть действиях по выбору.

То, что люди привыкли считать более серьезными своими убеждениями или даже ценностями — это чуть более сложные модели, состоящие из компонентов разных типов. Например, «традиционный брак лучше полигамии» — короткая формулировка для предпочтения эксклюзивных отношений, контакта с традиционно настроенными родственниками, общественного одобрения и прогноз, что все эти мои потребности, плюс множество других, будут заполнены в традиционном браке.

Если смотреть на подобные убеждения с этой точки зрения, то можно раз и навсегда перестать пытаться определить, какая форма брака (общественного устройства / управления проектом / речи / подставьте свое), на самом деле лучшая, а вместо этого задаться вопросом: «для чего я могу использовать эту модель?»

To be continued


Нет никакого «на самом деле»: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *